?

Log in

No account? Create an account

perseon

Снова за окнами белый день, День вызывает меня на бой.

Previous Entry Share Flag Next Entry
Вьющаяся нить жемчуга - 2
perseon
Военно-морские планы Китая в Джибути: Дорога, Пояс,или Нить жемчуга?
(переводная статья)


                                                                                                                                                            Фото Stars and Stripes www.stripes.com

    Осенью прошлого года, газета «The Namibian» опубликовала информацию об утечке, которая разошлась по всему миру. В ноябрьской статье, «The Namibian» представила неофициальный китайский доклад с планом строительства 18 военно-морских баз (в том числе один в Намибии, в Уолфиш-Бей). В докладе китайские интересы распространились до Пакистана, Шри-Ланки и Мьянмы в северной части Индийского океана; Джибути, Йемена, Омана, Кении, Танзании и Мозамбика в западной части Индийского океана; Сейшельских островов и Мадагаскара в центральной части Индийского океана. Эти базы вместе будут формировать три стратегические линии Китая для «поддержания безопасности международных морских путей» и, в конечном счете «мировой стабильности».

    Несмотря на то, что представители ВМФ Китая отвергли данные доклада как «совершенно необоснованные», президент Джибути Исмаил Омар Геллех недавно признал, что его страна действительно ведет переговоры на высоком уровне с Пекином для создания китайской военно-морской базы в северном порту Обук. Является ли это первым признаком того, что Китай серьезно настроен создать базу в открытом море, способную выполнять функции за пределами непосредственной его сферы влияния? Начинает ли Китай со своим "мирным подъемом" показывать когти?

    Много шума было поднято по поводу инициатив Си Цзиньпина об «Экономическом поясе Шелкового пути» и «Морском Шелковом пути» (вместе известных как «один пояс и одна дорога»), с бюджетом в 140 млрд. долларов, подразумевающих расширение глобального влияния Китая. Чаще всего понимаемый как круг, (который берет свое начало на восточном побережье Китая и охватывает Южную Азию и Ближний Восток, поднимаясь в Европу через Восточную Африку и Суэцкий канал, с одной стороны, до возвращения в исходную точку через Россию и Центральную Азию, с другой) проект является неотъемлемой частью "Китайской Мечты" Си Цзиньпина о национальном возрождении.

    Пекин предпринял значительные усилия для того чтобы сформировать образ «Нового Шелкового пути» (MSR) лишь как экономический план глобального масштаба, который включает  4,4 млрд человек и содействует притоку 2,5 трлн. долларов в торговлю более чем за десять лет. Несмотря на огромный масштаб, министр иностранных дел Китая Ван И (Wang Yi) стремился преуменьшить важность программы на более чем 140 млрд. долларов, настаивая на том, что он не является "инструментом геополитики".  Однако, многие выразили озабоченность по поводу текущего уровня проекта. Даже если множество стран, включенных в «Новый Шелковый путь», достигнут долгожданного экономического роста, проект осложнит многочисленные международные разногласия, которых Поднебесная традиционно стремилась избежать.

    Несмотря на важность политических событий и большое внимание со стороны экспертов и китайских чиновников к африканской части «Нового Шелкового пути», едва можно отметить подвижки в обсуждении этой темы. Но  недавнее заявление в Джибути явно показало, что следование Пекином исключительно стратегии экономической дипломатии, возможно, скрывает геополитические замыслы. Комментируя новости, военный аналитик Лесли Энн Уорнер заявил: "Я не хочу, чтобы сказанное вызывало беспокойство, но то, что происходит, является отказом Китая от той роли в Африке, которая предполагала, прежде всего, экономические интересы".

    Уже не секрет, что Китай главный торговый партнер Африки, развившийся от ничтожных с $ 1 млрд в  товарообороте в 1980 году до рекордных $ 200 млрд в 2014 году, подпитываемых кредитами, прямыми иностранными инвестициями в важные инфраструктурные проекты, и выгодными ценами на экспорт. Эти, главным образом, экономические отношения в настоящее время медленно превращаются в более всестороннее сотрудничество, что может изменить существующий баланс сил на континенте. Например, исследование Корнельского университета 2013 года представило доказательства того, что торговля с Китаем создает предпосылки для внешнеполитических действий, особенно в отношении голосования африканских стран внутри Генеральной Ассамблеи ООН. Более того, пока Африка находится в сложной системе военных союзов и оборонительных соглашений, подписанных либо с бывшими колониальными хозяевами, либо с США, влияние Китая растет на континенте по замыслу «один пояс и одна дорога», вероятно, взывая напряженность и вынуждая Пекин занять более активную позицию.

    Джибути это прецедентный случай. Страна закредитованная Китаем, в настоящее время разрабатывает с помощью Пекина 14 дорогостоящих мегапроектов стоимостью около 9,8 миллиарда долларов. Однако, Джибути также является, возможно, самым важным союзником Вашингтона в Африке - здесь размещается крупнейшая американская база на континенте, Кэмп Лемонье. На базе дислоцируются 4500 сотрудников, истребители, аппараты БПЛА и вертолеты. База является основным центром операций с беспилотниками в Йемене и Сомали и более широких кампаний США во всем регионе. Чуткий к вопросам национальной безопасности, Вашингтон был категорически против соглашения по безопасности и обороне, подписанного Джибути с Пекином в 2014, и согласился на удвоение в арендной платы за Кэмп Лемонье в надежде привлечь на свою сторону президента Геллеха, готовящегося к четвертому сроку. В преддверии визита 5 мая госсекретаря Джона Керри, американские законодатели даже отправили письмо с призывом к Гелеху отказаться от двойных стандартов в отношении Вашингтона, а также напомнили о давних нарушениях прав человека и авторитарных тенденциях. Объявление о намерении создать китайскую базу 10 мая, безусловно, не осталось незамеченным в Вашингтоне.

    В контексте растущего соперничества между Пекином и Вашингтоном, Джибути демонстрирует, что некоторые стратегические пункты подкреплены логикой антогонистической игры, где выигрыш у одного игрока может привести полному проигрышу у другого. Это означает, что идея «Нового Шелкового пути» как чисто экономическая инициатива, по меньшей мере, странная.

    Следует также отметить, что создание «Нового Шелкового пути» финансируется не через гранты или экономическую помощь, а путем кредитов, некоторые из которых имеют высокие процентные ставки. МВФ выразил обеспокоенность по поводу способности Джибути к погашению миллиардов долларов заимствованных у Пекина. Кроме того, последние волнения в Шри-Ланке и на Мальдивах, где правительства получили кредиты с плавающими ставками и были вынуждены передать контроль Пекину над стратегическими активами для финансовой помощи в обмен на привилегии, представляющие собой различную помощь в развитии «Нового Шелкового пути». В соответствии с этой мыслью, проект является не более чем долгосрочной стратегией, через которые Китай получает «пирог и съедает его» - правительственные контракты на реструктуризацию долга, строительство инфраструктуры необходимой как государству-получателю, так и Китаю, перед передачей управления активом Пекину из-за проблем с платежеспособностью.

    Если это так, то «Новый Шелковый путь» наталкивает на идею, названную  «Нитью жемчуга» - модель, согласно которой стратегией Китая является маскировка военно-морских баз в Южно-Китайском море, Индийском океане и вокруг Африки, в коммерческие глубоководные порты.

    Появление базы в Джибути сильно наталкивает на подобную точку зрения.

    Новость - «China's Naval Plans for Djibouti: A Road, a Belt, or a String of Pearls?».
    Ссылка - http://thediplomat.com/2015/05/chinas-naval-plans-for-djibouti-a-road-a-belt-or-a-string-of-pearls/

    За недавннее время это уже вторая подобная китайская инициатива по созданию военно-морского объекта на берегу Африки (ссылка)




  • 1
Китай играет по крупному, прет вперед как танк, но маскируется как хамелеон.
http://topwar.ru/43330-v-poiskah-mnogospektralnogo-hameleona.html

  • 1