?

Log in

No account? Create an account

perseon

Снова за окнами белый день, День вызывает меня на бой.

Previous Entry Share Next Entry
Наркотики и деньги в Сахаре: как глобальная торговля кокаином финансирует джихад в Северной Африке
perseon
(переводная статья)


 

    Печально известный одноглазый военный командир террористической группы в Северной Африке, связанной с Аль-Каидой, Мухтар Бельмохтар, когда-то заработал себе прозвище Мистер Мальборо. И прозвали его так не из-за его грубой внешности или ковбойского менталитета. Бельмохтар, который разыскивался властями США в течение многих лет, заслужил это прозвище за непосредственное участие в контрабанде сигарет через пустыню Сахара. И, как многие джихадистские вожаки вооруженных групп в регионе, он помог направить прибыль на деятельность своей группировке.

Это началось больше, чем десять лет назад, когда он еще работал на «Аль-Каиду в странах исламского Магриба» (АКИМ), и деятельность банды боевиков в пустыне не была существенной.

    «Для того, чтобы поддерживать эти группы нужны миллионы долларов, а деньги должны откуда-то поступать», -  сказал Пьер Лапак, региональный представитель ООН в Западной Африке по наркотикам и преступности. Он пояснил что, для восполнения этой потребности, многие из джихадистских группировок, которые расцвели в неподконтрольных пустынных районах Нигера, Мали и Алжира принимают участие в чем-то более прибыльном, чем контрабанда сигарет - они делают деньги на кокаине.

    «Средства поступают из Колумбии, Перу и Боливии», - сказал Лапак. – «Это прибыль от наркотрафика».


                       

    По его оценкам, от 30 тонн до 40 тонн кокаина проходят через Западную Африку ежегодно на пути к растущему европейскому рынку. В то время как большую часть прибыли получают южноамериканские наркокартели и африканские торговцы, часто местные племена тоже получают приличную долю. Джихадистские группы, которые расцвели в местном хаосе в последние годы, получили куш от прибыли благодаря контролю над древними торговыми путями через Сахару.

«Воздушный Кокаин»

    Более десяти лет наркокартели Южной Америки отправляли свой товар через Западную Африку, чтобы тот достиг клиентов в Европе. Как правило, наркотики пересекали Атлантику через печально известный «Хайвей 10» - это маршрут вдоль 10-й параллели, являющийся кратчайшим путем между двумя континентами, на корабле или по воздуху.

    Отсюда путь в Европу идет на север, через Сахару, по верблюжьим караванным тропам, по которым на протяжении веков перевозят товары и легальные, и нелегальные. Поколения туарегов и тебу контролировали эти дороги. Хотя их конвои сегодня составляют внедорожники с GPS, верблюды для них по-прежнему являются проверенным средством в торговле всем - от оружия до сигарет.

    Мали, которое было втянуто в конфликт на многие годы, это простейший пример, который можно привести. Последний период нестабильности начался в 2012 году, когда повстанческие группы, претендующие на независимость и автономию для северного региона страны, начали нападать на правительственные войска. И, несмотря на вмешательства французских войск в 2013 году, экстремистские группы джихадистов не переставали использовать хаос, и новые группы продолжают заявлять о себе с помощью насильственных акций против войск Мали, Франции и ООН.

    В то же время, командиры стали распоряжаться все большими и большими количествами кокаина на этой территории. В 2009 году, власти обнаружили к северу от города Гао в Мали фюзеляж Боинга 727, в котором предположительно перевозилось до 10 тонн кокаина из Южной Америки. Этот случай получил название «Воздушный кокаин». Согласно мировому докладу о наркотиках, к 2014 году, в Алжире, значительно увеличилось количество изъятого кокаина, где он перевозился через Западную и Центральную Африку.

    Хоть связь и не явная, аналитикам не обязательно затрачивать много времени, чтобы выявить зависимость между этими потоками доходов от наркотрафика и усилением джихадистов.

    «Большая часть наркотрафика и нелегальной торговли принадлежит отдельным кланам различных племен, но в первую очередь туарегам и тебу», - рассказал Кристиан Неллеманн, специалист по финансовым махинациям и директор Норвежского центра глобального анализа. Как правило, для контрабандистов, прибыль имеет большее значение, чем продукт. Человек может заниматься контрабандой сигарет сегодня и перейти к торговле наркотиками или оружием завтра. При этом, хоть джихадисты сами не возят эти товары, водителям все равно придется проехать через их территории, и это то, на чем боевики делают свои деньги.

    «Если повстанцы или террористические группы наживаются на незаконной торговле, они, скорее всего, сделают так, чтобы дань от перевозки товаров через их территории не тратилась на перемещение самих товаров», - говорится в отчете "Глобальная инициатива против транснациональной организованной преступности 2014".

    Модель работает хорошо. Она помогает избежать прямое включение группировки к наркотрафику, так как сами перевозчики берут на себя риски, понимая, что могут быть пойманными. Например, Власти Мали в конце концов арестовали французского летчика и местного бизнесмена за их связь со случаем «Воздушного кокаина», притом, что многие подозревают, что джихадистам был выгоден арест.

    В соответствии с докладом Франческо Страззари, доцента международных отношений в школе Святой Анны, такие группы, как «Аль-Каида в странах исламского Магриба» (АКИМ) зарабатывают около половины прибыли, полученной от торговли наркотиками, а также торговли от оружия, боеприпасов, транспортных средств и другого оборудования.

    Это не малый бизнес. По данным Организации Объединенных Наций, незаконный оборот кокаина в Западной Африке составляет около 800 млн. долларов ежегодно. И это, прежде чем он начнет превращаться в миллиарды после продаж по конечной цене, когда наркотики достигнут Европы.

    И хотя это было очень выгодным делом, группы джихадистов в Сахаре недавно обнаружили еще один способ использования маршрутов для торговли чем-то еще более прибыльным.

Расцветающий рынок мигрантов

    В 2010 году, примерно 4 500 человек, пытавшихся попасть из Ливии в Европу через Средиземное море, были задержаны итальянскими властями. В соответствии с данными правительства Италии, на которые ссылается «Associated Press», к 2014 году их количество достигло 170 000. Хотя большая часть этого числа  -  беженцы, спасающиеся от войны в Сирии, более 50 000 прибыли из Африки, с юга Сахары и каждый из них платит тысячи долларов, чтобы проделать путь через эти древние торговые пути из Сахары в Ливию, прежде чем попасть в Европу.

    С ростом числа эмигрантов торговля становится более прибыльной, чем когда-либо - более 35 000 человек уже проделало тот же самый путь в течение первых четырех месяцев 2015 г. Неудивительно, что вооруженные джихадистские отряды принимают в этом участие.

    «Этот прибыльный бизнес вызвал резкий рост числа групп, занимающихся торговлей людьми»,  говорится в  последнем обновлении «Глобальной инициативы», в котором объясняется, как террористы развивают свою деятельность. После распада Ливии, хаотичный регион стал еще более удобным пристанищем для вооруженных групп, действующих относительно свободно.

    «Кажется, нет нужды для объединения этих банд, так чтобы прибыль от контрабанды и наркотрафика сохранила возможность увеличения числа вооруженных групп и преступных сетей в регионе»,- говорится в докладе.

    А для некоторых из этих групп, финансирование джихада путем контрабанды не является новым. Аль-Мурабитун, одна из многих развивающихся вооруженных групп в регионе, которая попала в заголовки после серии нападений на миротворцев, и которую случайным образом возглавляет Мохтар Бельмохтар – не кто иной, как сам Мистер Мальборо.

Новость – «Drugs And Money In The Sahara: How The Global Cocaine Trade Is Funding North African Jihad»
Ссылка - http://www.ibtimes.com/drugs-money-sahara-how-global-cocaine-trade-funding-north-african-jihad-1953419